Евгений Бручас: интервью для Радио Петербург + Руслан Краснов

Аудио интервью директора фестиваля DA!Fest Евгения Бручаса корреспонденту Радио Петербург (69.47) Катерине Фалько + Руслан Краснов (студия RED), ноябрь 2015 года, СПбГАСУ, DA!Fest 2015:

Радио Петербург, 69.47
Вечерний канал «Город и горожане», репортаж «Архитектурный фестиваль».
Здравствуйте, я корреспондент Катерина Фалько.
Северная Пальмира или Северная Венеция – неофициальных названий у великого и прекрасного Санкт-Петербурга множество, и все они о легендарной красоте города и его уникальной исторической архитектуре. Но наш Петрополь быстро расширяется и застраивается. Недавно в архитектурно-строительном университете (СПбГАСУ – прим. ред.) прошел ежегодный фестиваль архитектурной анимации, посвященный современным цифровым технологиям в проектировании и строительстве. Интересно узнать, как изменится наш город, и с какими технологиями работают современные архитекторы?
– Здравствуйте, меня зовут Евгений Бручас, я являюсь организатором фестиваля DA!Fest. Это фестиваль современных цифровых технологий в проектировании и презентации объектов архитектуры.
К.Ф.: Ваш фестиваль проходит в пятый раз?
Е.Б.: Да, мы стартовали в 2011-м году, и вот, ежегодно проводим этот фестиваль. На самом деле, когда мы его задумывали, мы совершенно не думали что продержимся так долго, это раз. Два, мы не думали, что настолько сильно все изменится. И в стране и в технологиях и в формате, что, на самом деле, тот фестиваль, который мы делали в 2011-м году и тот фестиваль, который проходит сейчас, это уже два разных события. Потому что формат полностью изменился за пять лет. Если мы начинали просто с фестиваля презентационных роликов по архитектуре, то сейчас мы уже все-таки фестиваль современных цифровых технологий в архитектуре. Потому что за пять лет из просто роликов появились еще различные ответвления, такие как дополненная реальность, интерактивные архитектурные макеты, и другие направления, которые точно также отвечают стандарту и статусу цифровых и интерактивных, и не меньший интерес вызывают у наших посетителей.
К.Ф.: Вы знаете, я мало понимаю в цифровых макетах, в интерактивном строительстве, все то, что у вас представлено, 3d-моделирование. Вы бы могли пояснить, что это такое?
Е.Б.:
Я скажу так, есть несколько типов роликов или презентационных материалов. На самом деле любая презентация создается для совершенно определенной цели. Проект у нас один, а способы презентации и способы подачи этого объекта всегда разные. И это очень интересно отслеживать, потому что иногда по одному и тому же архитектурному объекту могут быть совершенно разные презентационные материалы и ролики. И технологии, которые при их создании используются – тоже могут быть разные. Это и видео и анимация и интерактив и живые съемки и виртуальная реальность, и все что угодно.
К.Ф.: А сейчас такие макеты повсеместно используются в строительстве, в предполагаемом строительстве?
Е.Б.:
Макет это что такое? Уменьшенное здание. Формат макета это единственный способ посмотреть, грубо говоря, с птичьего полета, живыми глазами. Все зависит от назначения, от того как вы хотите и кому презентовать свой проект. Отсюда выбирается способ презентации и формат презентации.
К.Ф.: Вы, как знающий человек, расскажите, что ждет наш город, Петербург, лет через пять-десять?
Е.Б.: Я, конечно, могу высказать свое субъективное мнение, как я считаю, точнее, как бы мне, наверное, хотелось. Потому что давать какие-то прогнозы, наверное, слишком смело для специализированного фестиваля. Действительно строится большое количество объектов, но сейчас каждая строительная компания, каждая организация занимается собственным творчеством. Архитектура, она на самом деле не про здания, архитектура она про людей.
К.Ф.: Как будет меняться на город? Вы не можете определить какой-то стиль?
Е.Б.: Стиля вообще никакого нет, у нас нет ни какого-то стандарта, ни какого-то архитектурного цельного направления. Все что сейчас строится, называется таким общим словом эклектика, но на самом деле, это ни о чем. Эклектика это как комплексный обед, вы приходите, у вас первое, второе, третье и компот. И по цвету и по содержанию. Вот здесь на тарелочке пюрешечка, здесь горошек. Вот здесь отбивная, вот тут вот супчик какой-то непонятный, тут салатик, а тут еще, действительно, компотик. У этого нет какого-то объединяющего момента. То есть каждый дует в свою дуду. Хорошо это или плохо? Не знаю, скорее это какое-то влияние, веяние времени. Потому что, положа руку на сердце, мы не знаем, куда мы сейчас идем. Какие ценности мы отстаиваем или защищаем или к чему стремимся. Раньше все было понятно, что мы строили, к чему мы шли, какими рядами, держась за руки и так далее. А сейчас цели у всех разные, понимание о том, что такое хорошо и что такое плохо у всех разные, движутся все в разных направлениях. Поэтому говорить, чтобы что-то было единым…  Вы думаете, это только в архитектуре так? Во всем так! Во всех сферах человеческой жизни, пока нет какого-то единого, образующего для всех формата, все будут двигаться, кто во что горазд, и в архитектуре в том числе. Поэтому, назвать современный архитектурный стиль – не берусь. Сказать, что будет через десять-пятнадцать лет – не берусь. Я бы был за то, чтобы из Петербурга делать все-таки музей, чтобы у нас Петербург был городом-музеем, по крайней мере, центральная его часть.
Потому что город очень сильно разрастается, люди, живущие на юге, ездят через центр работать на север, люди с севера ездят через центр на юг. Транспортная система и дороги… Вообще у нас все дороги, они для гужевых повозок. Это дороги 19-го века. На них Пушкину комфортно, а современным людям уже нет. Но, к сожалению, чтобы изменить эту транспортную ситуацию  нужно либо разрушить все дома и сделать широкие дороги, либо консервировать центр. Я не специалист, но на свой дилетантский взгляд мне кажется, что Петербург как создавался как некий искусственный, готовый город, так он в таком состоянии и остался. В нем есть практически все архитектурные стили, и классицизм, и барокко, и модерн, и конструктивизм…
К.Ф.: Иногда даже на одной улице…
Е.Б.: Это архитектурный музей под открытым небом, и мне кажется, что такого живого архитектурного музея больше нигде, ни в одной стране мира, нет. Поэтому, поскольку мы сейчас ничего не производим, заводы сдаются под офисы и так далее, то единственное на чем мы, наверное, все могли бы выехать, это сфера туризма. Вот, давайте превращать город в большой-большой туристический центр и работать на туристов!
К.Ф.: А сейчас, когда архитекторы создают здания, макеты зданий, они думают о том, как вписать их в стиль нашего города? Есть такие мысли или каждый архитектор думает именно над заказом, который ему дают?
Е.Б.: Вот вы правильно сказали. У нас почему-то принято считать, что творческие люди, в том числе и архитекторы, это очень свободные люди. На самом деле это не так. Профессия архитектора одна из самых зависимых профессий. Поэтому, конечно, архитектор, создавая какое-то произведение, в первую очередь выполняет просьбу заказчика. Архитектор не может быть в отличие от художника свободным. Это свободный художник может устроиться куда-нибудь на работу дворником, поработать четыре часа, а потом сидеть в своей коморке и писать картины для себя. Единственное произведение, которое архитектор может сделать для себя – это свой собственный дом за свои собственные деньги. Во всем остальном он зависит от конъюнктуры, сметы, политической обстановки и прочих факторов. Поэтому, он зависит от слишком многих факторов, чтобы говорить что он о там чем-то думает. Он скорее думает о том, как всем угодить. И в этом случае его работа очень сложна.
К.Ф.: Ваш фестиваль также об интерактивных технологиях…
Е.Б.:
То, что мы называем словом «интерактив», подразумевает под собой возможность зрителя управлять или взаимодействовать с объектом презентации. То есть если это макет, это значит, что он не просто смотрит на этот макет, а он может там что-то повключать, повыключать, изменить время года, погодные условия, освещенность, может быть какую-то конфигурацию, посмотреть на объект с разных точек зрения при разных условиях и при этом управляя этими условиями. То есть он не зритель, он участник и он оператор этого ролика или макета. Он точно также в ролике может нажать на кнопку, зайти в одну дверь, пройти в другую дверь. Надеть очки виртуальной реальности  и прогуляться по коридорам, зайти в ту дверь, которая ему нужна, сесть на диван и посмотреть цвет стен и так далее.

Краснов Руслан (студия RED – прим. ред.), мы на фестивале представляем свою новую разработку, которая называется интерактивный макет. Конкретно для фестиваля мы сделали свой проект – разработали архитектуру, разработали планировку. Проект называется «Красный город». То есть это полностью навороченный, детализированный и снабженный различными прибимбасами макет, который наверняка впечатлит публику!
К.Ф.: А что из себя он представляет? Какие там прибамбасы?
Р.К.: Дело в том, что наша студия занимается работами в двух направлениях. Это архитектурное макетирование, которое уже привычно и традиционно. Это когда макеты делаются руками из пластика, иногда применяется 3d-печать, иногда применяется картон, бумага, клей. Такие макеты все видели. Также наша студия занимается 3d-графикой и моушн дизайном, видео. И вот в этой разработке, которую мы назвали «интерактивный макет», мы как раз стремимся совместить и наши навыки по архитектурному макетированию, и наши навыки по производству 3d-графики. И это уникальное сочетание наших компетенций, которого ни у кого нет, рождает такой интересный продукт.
К.Ф.: Будущее за такими макетами?
Р.К.: Я думаю, это будущее для тех, кто хочет по-настоящему произвести впечатление. В основном такие макеты заказывают те, кто любит быть впереди всех. И если на выставке ставится такой макет, то конечно внимание ему гарантировано. Представить это можно следующим образом: достаточно представить обычный архитектурный макет, который наверняка все видели на строительных выставках, в музеях. И как любой макет, любое здание, оно всегда стоит на некоторой подоснове, как мы ее называем, или как архитекторы называют – планшет. Там отображены дороги, газоны, благоустройство, парковки, иначе говоря, то окружение, которое существует у проекта…
К.Ф.: Или как этот дом впишется в общую среду?
Р.К.: Да, именно это. У нас макет не получается больше, у нас макет получается другим, то есть это тот же самый макет. Но с другой подосновой и с другим планшетом. А почему это нужно и важно? Потому что в отличие от самого здания, окружение его как раз живет. Там ездят машины, растут деревья, у них меняется цвет от зимы к лету, там ходят люди, там может что-то происходить. Кроме того за счет этого можно хорошо показать транспортную доступность, можно показать места для парковки, места расположения школ и детских садов. Показать то, чего не может показать обычный архитектурный макет, который молчит и статичен. А мы как раз можем все это оживить и сделать эту подложку живой, и это расскажет и покажет зрителям, как будет жить проект в будущем.

К.Ф.: У Перси Биши Шелли есть стихотворение, последние строки которого звучат так: «Изменчивость  – одна лишь неизменна». Время идет, город меняется, но остается надежда, что наш Санкт-Петербург все же останется памятником архитектуры и с новыми зданиями, а наш глаз будут радовать все районы города.

Интерактивный макет проекта «Красный город», студия RED (Санкт-Петербург):

Comments are closed.